На главную | Карта сайта | English  

О названии компании

Возможно кому-то небезынтересно будет узнать о происхождении названия компании ZECHE. В основу названия ЗАО «ЦЕХ» положена наша амбициозная цель – объединить в своем составе профессионалов для осуществления сложных технологических проектов, разработку и производство высокотехнологичных продуктов, продвижение компании на разные рынки «подрывных» инновационных технологий.

Итак ЦЕХ (от немецкого Zeche – союз, объединение), в широком смысле – своего рода корпорация или ассоциация, созданная с целью защиты интересов своих членов. Такие «корпорации» существовали уже в ранний период истории Месопотамии и Египта. В Китае цехи долгое время господствовали в экономической жизни. Корпорации торговцев и ремесленников, занятых одним видом деятельности, были широко распространены в Древней Греции, а также в эллинистических империях, существовавших в юго-западной Азии и Египте. Цехи охватывали все ремесла, самые мощные объединяли корабельщиков и паромщиков в приморских городах. В эпоху поздней Римской империи цехи сделались объектом государственной регламентации. Членство в них стало принудительным, поскольку закон требовал, чтобы сыновья продолжали дело отцов. В античную эпоху все цехи преследовали как социальные, так и экономические цели они защищали экономические и политические права ремесленников.

Поначалу ремесленники допускались в купеческие гильдии, хотя и располагались в социальной иерархии ниже купцов. Гильдии небольших городов вполне удовлетворяли интересы и тех и других, тем более что между купцом и ремесленником не было четких границ. Но в крупных городах развитие торговли и промышленности привело к увеличению числа рабочих и к специализации ремесленников, которые стали объединяться по ремеслам и создавать собственные корпорации по типу купеческих, получившие название Цехов. Процесс образования цехов облегчался тем, что люди, занятые одним родом деятельности, имели обыкновение селиться в одном городском квартале или на одной улице, где они держали мастерские и тут же продавали свои изделия.

Купеческие гильдии, которые, как правило, стояли во главе городского управления, обычно были заинтересованы в самоуправлении цехов. Вместе с тем купцы стремились сохранить свою власть над ремесленниками. Однако со временем цехи приобретали самостоятельность. Король или иной правитель мог предоставить тому или иному цеху монопольные привилегии. Такого рода привилегиями пользовались практически все цехи. К ХIII в. они сложились во всех городах Северной Европы и Англии, достигнув в течение последующих двух веков пика своего развития. По мере специализации производства от старых цехов отпочковывались новые. Так, например, в текстильной промышленности возникли цехи чесальщиков, сукновалов, красильщиков, прядильщиков и ткачей.

В некоторых странах, особенно в Германии, муниципальные власти сохраняли за собой право регулировать деятельность цехов и назначать их руководителей. В других странах, прежде всего во Франции и в Нидерландах, где города начали развиваться раньше и достигли большей зрелости, цехи всячески добивались полной независимости; они даже старались присоединиться к купеческим гильдиям, чтобы контролировать городское управление.
Целью цехов было обеспечение монополии в области производства и сбыта продукции. Но монополия была возможна лишь до тех пор, пока продукция предназначалась для местного рынка, и все обстояло гораздо сложнее, когда дело касалось других городов либо ремесленников данного города, не состоявших в цехе. В интересах собственных членов и потребителей цехам было необходимо осуществлять контроль над ценами, заработками, условиями труда и качеством продукции. С этой целью цехи запрещали ночную работу, поскольку плохая освещенность и отсутствие должного надзора могли привести к халатной или недобросовестной работе, а также потому, что внеурочный труд давал преимущество одним цехам перед другими.

В цехи входили мастера, владевшие мастерскими и торговыми лавками, подмастерья (наемные рабочие) и ученики. В делах цеха подмастерья имели ограниченное право голоса, ученики вообще не имели права голоса. В период расцвета цехов мастера придавали большое значение воспитанию смены, поэтому способный и трудолюбивый ученик мог рассчитывать на то, чтобы со временем стать мастером.

Любой желающий мог поступить в ученики, чтобы овладеть определенным ремеслом. Но по установившимся правилам в цех принимали только того, кто прошел этап ученичества. Даже сын мастера, имевший право унаследовать дело своего отца, был обязан пройти через этап ученичества, обучаясь ремеслу у своего отца либо другого мастера. Позже сын мастера стал пользоваться преимуществом при вступлении в цех. Ученик жил и работал вместе с мастером на условиях контракта, подписанного родителями или опекунами мальчика. Обычно ученик обязывался быть трудолюбивым и преданным, беспрекословно подчиняться мастеру, хранить его добро и секреты ремесла и во всем соблюдать его интересы. Он также обещал не жениться, пока не окончит обучения, не становиться завсегдатаем таверн и прочих увеселительных заведений и не совершать неблаговидных поступков, способных бросить тень на репутацию мастера. Со своей стороны мастер обязывался обучить мальчика ремеслу, предоставляя ему пропитание, жилище, одежду и карманные деньги, а также осуществлять руководство его нравственностью, прибегая в случае необходимости к наказаниям. Иногда родители ученика платили мастеру за эти услуги. Если случалось, что подросток ударялся в бега, его возвращали в мастерскую и строго наказывали. С другой стороны, сам мастер подлежал наказанию за злоупотребление властью или пренебрежение своими обязанностями.

Как цехи, так и городские власти были заинтересованы в том, чтобы ученики, которые нередко отличались буйством и иными пороками, со временем стали мастерами и добропорядочными обывателями, и поэтому совместно устанавливали правила приема в ученики. Внимание при этом обращалось на факторы различного рода – моральный облик, возраст, срок обучения, количество учеников у одного мастера и т.д. Обычно учениками становились юноши в возрасте от 14 до 19 лет, а срок обучения сильно разнился от места к месту и от эпохи к эпохе. В Англии и в некоторых других странах юноша обычно поступал в ученики на 7 лет. Позже цехи стали намеренно затягивать сроки обучения, чтобы ограничить количество претендентов на место мастера. По тем же причинам мастерам запрещалось держать одновременно больше определенного числа учеников. Делалось это также и для того, чтобы за счет дешевого труда подростков одни мастера не получили преимущества перед другими.

Достойный кандидат не встречал особых препятствий при вступлении в цех. Таковым считался ремесленник в возрасте 23–24 лет, прошедший полный курс обучения, готовый открыть свою мастерскую и отчислять взносы в казну цеха. Позже от претендента требовалось создать нечто выдающееся. Если претендент проходил обучение в другом городе, он должен был найти себе поручителей в том цехе, куда собирался вступить. Подмастерье, женившийся на дочери своего наставника, часто становился полноправным партнером своего тестя, а иногда с его помощью заводил собственное дело. Не имея таких преимуществ, подмастерье, чтобы скопить капитал, необходимый для обзаведения собственной мастерской, должен был работать по найму, скитаясь по городам и весям в поисках лучшего заработка. По мере развития производства требовался все больший начальный капитал, и этап подмастерья стал неизбежным, а со временем и обязательным. В Англии, чтобы стать мастером, было необходимо 2–3 года отработать подмастерьем.

С XIV в. цехи стали избегать переизбытка конкурирующих мастеров на ограниченном рынке. А поскольку и подмастерья не были в состоянии откладывать из своего нищенского жалованья сколько-нибудь значительную сумму, многие из них так никогда и не переходили в разряд мастеров. В то же время самые предприимчивые мастера начали обходиться без длительного взращивания учеников, предпочитая нанимать подмастерьев, которым поручались особые операции, не требовавшие усиленной подготовки. В результате возник класс постоянных наемных работников и одновременно с ним – наследственная промышленная аристократия, основанная на владении имуществом, возникшим вследствие вложения в производство значительных капиталов. У последней обнаруживается немало сходства с наследственной аристократией, уже возникшей в среде старинных купеческих гильдий. Этот слой ремесленников-капиталистов поначалу заявил о себе в экспортных отраслях, а затем, по мере развития торговли, выделился во всех сферах производства.

Исключение подмастерьев из числа полноправных членов, утрата ими какого бы то ни было влияния на дела цехов привели к тому, что с XIV в. они стали создавать собственные независимые объединения. Особенно активно этот процесс происходил в континентальной Европе, где объединения подмастерьев приобрели даже большее значение, чем «союзы йоменов» в Англии. Формы организации рабочих были различными, но все эти объединения боролись за увеличение жалованья и ограничение эксплуатации, все противостояли развивающейся капиталистической экономике. Многие союзы выработали изощренную систему тайных обрядов, родственную практиковавшимся у вольных каменщиков, что иногда навлекало на них гонения церкви. Союзы подмастерьев прибегали к различным формам борьбы – устраивали забастовки, уличные беспорядки и локауты. В частности, они протестовали против найма иностранцев и работников, не прошедших обучения. В ответ мастера, используя свое влияние на городские власти, официально запрещали союзы подмастерьев и развязывали преследования. Так дело обстояло во многих городах Фландрии и Италии. Власти пытались воспрепятствовать тому, чтобы подмастерья, находящиеся на постоянной работе, брали работу на стороне, открывали собственные мастерские и держали учеников. Особенно часто трения возникали в тех отраслях, где было занято много наемных рабочих. На каком-то этапе рабочие могли одержать верх, но чаще побеждали противостоящие им силы – союз работодателей, членов цехов и городских властей, которые располагали политической и экономической властью.

В период позднего Средневековья цеха делались все более замкнутыми, членство в некоторых становилось наследственным, они цепко держались за свои привилегии, хотя рост капиталистического производства в других городах уже снизил их значение. Они сохраняли жизнеспособность лишь в масштабах местного рынка, причем лишь там, где пользовались поддержкой властей.

Развитие капиталистического производства. К началу XVI в. система цехов уже не соответствовала нуждам капиталистического производства, ориентированного на широкий рынок. В преимущественном положении оказались те цехи, которые из ввезенного сырья производили продукцию на экспорт. Они взяли под контроль местных мелких производителей. Так, например, в производстве текстиля во Флоренции и Фландрии капиталисты поставляли ремесленникам шерсть или пряжу, а затем скупали у них произведенные ткани. Мелкие производители, не имевшие доступа к источникам сырья и рынкам сбыта, были низведены фактически до положения наемных рабочих, трудившихся на богатых купцов.

Во второй половине XIV в. по многим областям Европы прокатилась волна городских революций. Во Флоренции низшие цехи производителей, которых в тот момент поддержали массы неорганизованных рабочих, подняли восстание против купеческих гильдий, обладавших властью в городе. В ряде случае эти восстания привели к власти тиранов (в античном значении этого слова), бравших на себя роль поборников народного дела, вроде флорентийских Медичи. Во фламандских городах восстания горожан 1323–1328 привели к власти графов Фландрии, а в конечном итоге – французского короля.

Система ограничений и непрекращающиеся конфликты с производителями заставили капиталистов искать новые способы для того, чтобы освободиться от этой зависимости. В конце XV в. фламандские торговцы текстилем перестали закупать пряжу и ткань в то и дело сотрясаемых беспорядками городах и обратили свои взоры к маленьким городкам и селам, где не слыхали о цехах, а затраты были ниже. Получив сырье и самопрялку, крестьяне и их семьи работали на дому, их труд оплачивался сдельно. Надомная система вполне подходила для уже знакомого крестьянам текстильного производства, не столь сложного для освоения, как другие ремесла. Вскоре система надомной работы стала применяться и в других отраслях производства, из-за чего многие старинные промышленные города начали терять свое значение, так что об их былом величии теперь напоминали лишь величественные здания цеховых собраний.

Цехи продолжали существовать в течение нескольких веков, хотя постоянно утрачивали свое экономическое значение. Какое-то время они пытались удерживать монополию в городах, но их притязания на исключительность входили в противоречие с новыми экономическими условиями. Во Франции цехи были распущены в 1791 г., в ходе Великой французской революции. В Пруссии и других германских государствах они постепенно исчезали на протяжении первой половины XIX в. в Англии остатки цехов были ликвидированы актами от 1814 г. и 1835 г.

Название нашей компании – дань забытым, некогда сильным цеховым традициям. Мы хотим взять лучшее из культуры цехов, исключив их слабые стороны, не соответствующие требованиям современности и поставленным перед нами задачам, тех слабых мест, которые были причиной вымирания предыдущего поколения цехов.

299011 Россия, г. Севастополь
ул. Ленина, 48
Телефоны: +7 (978) 133-9753
+7 (495) 772-0111
+7 (985) 131-0072
e-mail: info@zeche.ru

Отправить запрос